Как выработать уверенность в себе и влиять на людей, выступая публично

7. Секрет хорошего выступления

Владейте фактами, относитесь к ним бережно. Главная вещь в выступлении – убедительность, а она порождается только внутренней уверенностью.

Ралф Уолдо Эмерсон

Необходимо нечто большее, чем знание предмета. Вы должны серьезно относиться к своему выступлению. Должны чувствовать, что хотите сказать слушателям нечто важное.

Уильям Дженнингс Брайан

Делайте только что-то одно, но делайте так, как будто от этого зависит ваша жизнь.

Девиз Юджина Грейса

президента компании «Bethlem Fieel»

Благодетелем человечества можно считать того, кто умеет свести великие жизненные принципы в короткие фразы, легко запечатлевающиеся в памяти.

Сэмюэл Джонсон

Способность излагать мысли не менее важна, чем сама мысль.

Бернард Барух

В самом начале моей карьеры ко мне обратились два путешественника и попросили помочь им подготовить иллюстрированный отчет о своем полете, а также попрактиковаться в чтении лекций на эту тему. Лекции читались дважды в день на протяжении четырех месяцев в филармоническом зале Лондона, причем один из путешественников выступал днем, а второй – вечером.

У обоих были одинаковые впечатления о своем полете, и говорили они почти слово в слово одно и то же, но почему-то их лекции были совершенно не похожи.

В каждом выступлении есть нечто помимо слов. Именно это «нечто» и имеет значение. Это неповторимый налет индивидуальности. «Дело не столько в том, что вы говорите, сколько в том, как вы это говорите».

Однажды я сидел на концерте рядом с молодой женщиной, которая во время выступления Игнаци Падеревского следила по нотам за его исполнением мазурки Шопена. Она была в недоумении и никак не могла понять, что происходит. Он извлекал из инструмента в точности те же ноты, что и она сама, когда играла это произведение, и все же ее исполнение не представляло собой ничего выдающегося, а он играл вдохновенно, прекрасно и завораживал слушателей. Дело было вовсе не в тех клавишах, которые он нажимал, а в том, как он нажимал их, в артистизме, в обаянии личности, в чувстве, которое он вкладывал в игру. В этом и заключается разница между посредственностью и гением.

Великий русский художник Карл Брюллов однажды поправлял этюд ученика. Тот, в изумлении глядя на исправленный рисунок, воскликнул: «Но ведь вы лишь чуть-чуть прикоснулись, а все выглядит совсем по-другому!» «С этого чуть-чуть и начинается искусство», – ответил Брюллов. Это замечание столь же справедливо для ораторского искусства, как для живописи и игры Падеревского.

То же самое происходит, когда человек произносит слова. Английские парламентарии говорят, что все зависит от манеры выступления, а не от его темы. Квинтилиан говорил об этом еще в те далекие времена, когда Англия была всего лишь одной из колоний Рима.

На ораторских конкурсах в колледжах я часто замечал, что победителем далеко не всегда оказывается тот, у кого самый лучший материал; верх одерживает тот, кто умеет говорить настолько хорошо, что его материал звучит лучше, чем у других.

Один умный человек как-то заметил: «В выступлениях имеют значение три вещи: кто говорит, как говорит и что говорит. При этом последнее имеет наименьшее значение». Преувеличение? Да, но если вдуматься, то оно недалеко от истины.

Эдмунд Бёрк писал настолько безупречные по логике, аргументации и композиции речи, что даже два столетия спустя их изучают как классические образцы ораторского искусства. Однако Бёрк был никудышным оратором. Он не обладал способностью преподносить свои перлы, делать их интересными и убедительными для слушателей. Именно поэтому в палате общин его называли «обеденным колоколом». Как только он поднимался на трибуну, члены палаты начинали кашлять, шаркать ногами и толпами покидали зал.

Что такое манера выступления?

Что делает продавец автомобилей, демонстрируя свой товар? Разве он просто бросает вам ключи и документы, тем самым говоря, что дальше вы можете делать все, что вам заблагорассудится? Ведь сбыть товар с рук и передать его из рук в руки – это совершенно разные вещи. Гонец, принесший важное сообщение, вручает его непосредственно тому, для кого оно предназначено. Оратор тоже несет какое-то сообщение, но очень часто тот, кому оно предназначалось, не получает его.

Позвольте привести один пример, типичный для тысяч ораторов. Как-то раз я оказался в Муррене, летнем курорте в Швейцарских Альпах, и остановился в отеле, которым управляла одна лондонская компания. Каждую неделю эта фирма присылала из Англии пару лекторов для выступления перед гостями. Одной из выступавших оказалась известная английская писательница. Ее тема называлась «Будущее романа». Писательница сразу призналась, что выбрала эту тему не сама, и в результате получилось, что она не может сказать по этому вопросу ничего интересного. Она наскоро набросала какие-то отрывочные заметки и стояла перед слушателями, абсолютно игнорируя их и даже не глядя в их сторону. Писательница читала лекцию, то рассеянно скользя взглядом поверх их голов, то заглядывая в записи, то уставившись в пол. С отсутствующим видом она монотонным голосом бросала свои слова в пустоту.

Это вообще нельзя назвать выступлением. Скорее, это разговор с самим собой. В нем нет и тени общения со слушателями. А ведь для хорошего выступления необходимо ощущение контакта. Аудитория должна чувствовать, что послание идет из разума и сердца оратора, попадая в их умы и сердца. Описанная мною речь с таким же успехом могла быть произнесена и в пустынях Гоби. Да на самом деле она и звучала так, словно предназначена для пустого места, а не для группы живых людей.

Подача материала – это одновременно и очень простой, и очень сложный процесс. Зачастую его неправильно понимают и осуществляют.

Секрет хорошего выступления

О том, каким должно быть выступление, написано множество всякой чепухи и вздора. Этот процесс пытаются втиснуть в рамки каких-то правил и придать ему налет таинственности. Зайдите в библиотеку или книжный магазин и посмотрите, какие книги по ораторскому искусству там предлагаются. Большинство из них в лучшем случае бесполезны.

Старая ораторская школа, требовавшая от выступающего словесного фейерверка, будто от актера в шекспировской пьесе, не найдет отклика у сегодняшних просвещенных слушателей. Современная аудитория, независимо от того, состоит она из пятнадцати участников деловой конференции, из тысячи человек, собравшихся на спортивной арене, или из миллионов телезрителей, хочет, чтобы оратор говорил в такой же непринужденной манере, будто он ведет обычную беседу с каждым из них в отдельности.

Да, в той же манере, но прилагая значительно больше усилий. Чтобы казаться естественным, обращаясь к аудитории из сорока человек, оратор должен затратить значительно больше энергии, чем разговаривая с одним. Точно так же статуя на крыше здания должна быть большого размера, чтобы наблюдатель, стоящий внизу, воспринимал ее как фигуру обычной величины.

Общайтесь с участниками собрания жильцов точно так же, как говорили бы с Джоном Смитом и его женой Джейн. Ведь что такое это собрание, если не такие же Джоны и Джейн? Разве методы, применимые к каждому из них по отдельности, не дадут успеха в коллективе?

Я только что описал выступление одной писательницы. Через несколько дней в том же зале я имел удовольствие слушать выступление Оливера Лоджа. Его тема была «Атомы и миры». Он посвятил ей более полувека размышлений, исследований и экспериментов. Ему очень хотелось рассказать о том, что было частью его сердца, ума и жизни. Лодж забыл – и слава богу, – что выступает с лекцией. Она волновала его меньше всего. Лодж всего лишь пытался рассказать слушателям об атомах. Рассказать точно, ясно и убедительно. Оратор искренне старался, чтобы мы увидели то, что видит он, и почувствовали то, что чувствует он.

Какой же был результат? Лодж сделал замечательный доклад. В нем были и обаяние, и сила. Он произвел глубокое впечатление. Лодж был исключительно талантливым оратором, но я не думаю, что он считал себя таковым в тот вечер. Я уверен, что мало кто из слушателей вообще пытался оценить его в качестве оратора.

Если ваше выступление дает публике повод заподозрить, что вы брали уроки ораторского искусства, то это минус вашему учителю. Чтобы выступление было эффективным, вы должны говорить с такой убедительной естественностью, чтобы аудитории и в голову не пришло, что вы к этому специально готовились. Хорошее окно не привлекает к себе внимания. Оно всего лишь пропускает свет. То же самое можно сказать и о хорошем ораторе. Он настолько естествен, что слушатели даже не обращают внимания на его манеру говорить. Их привлекает только предмет, о котором идет речь.

Совет Генри Форда

«Все машины «Ford» одинаковы, – говорил их создатель, – но не найти и двух похожих людей. Каждая новая жизнь под солнцем уникальна. Никогда ранее не было ничего в точности такого же и никогда не будет. Каждый из нас именно так и должен относиться к себе. Он должен разглядеть искорку индивидуальности, которая отличает его от остальных людей, и культивировать в себе эту уникальность. Общество и школа пытаются выбить ее из нас. Они хотят стричь всех под одну гребенку, а я говорю: не дайте этой искре погаснуть. Это самое главное, именно это придает смысл вашей жизни».

Эта мысль вдвойне справедлива для тех, кто выступает публично. В мире нет больше человека, в точности похожего на вас. У сотен миллионов людей по два глаза, но одному носу и рту, но ни один не выглядит точно так же, как вы. Ни у кого нет таких же черт характера и склада ума. Они не смогут говорить и выражать свои мысли так же, как вы, если вы говорите естественно. Другими словами, у вас есть индивидуальность. Это самое главное достояние оратора. Держитесь за него. Лелейте его и развивайте. Оно придаст силу и искренность вашим словам. «Именно это придает смысл вашей жизни».

Самая знаменитая дискуссия, когда-либо состоявшаяся в Америке, проходила в 1858 году между сенатором Стивеном Дугласом и Авраамом Линкольном в городах, расположенных в прериях Иллинойса. Линкольн был высок ростом и неуклюж. Дуглас – приземист и элегантен. Эти люди так же отличались характером и складом ума, как внешностью.

Дуглас был культурным светским человеком. Линкольн – лесорубом, которому ничего не стоило выйти встречать гостей босиком. У Дугласа были изысканные манеры, а Линкольн был угловат. Дуглас был совершенно лишен чувства юмора, а Линкольн считался одним из самых лучших рассказчиков забавных историй. Дуглас редко прибегал к сравнениям, а Линкольн в качестве аргументов постоянно приводил аналогии и примеры. Дуглас был высокомерен и властен, а Линкольн – скромен и снисходителен. Мысли Дугласа напоминали вспышки молнии, а Линкольн думал значительно медленнее. Речь Дугласа была стремительной, как порыв ветра, а Линкольн говорил спокойнее, вдумчивее и осторожнее.

Оба этих человека, так не похожих друг на друга, были талантливыми ораторами, потому что у них хватало мужества и здравого смысла, чтобы оставаться самими собой. Если бы один из них попытался подражать другому, то с треском провалился бы. Но, в полной мере используя свои незаурядные таланты, они демонстрировали свою индивидуальность и силу. «Иди, и ты поступай так же» (Лк, 10:37. – Прим. ред.).

Давать такие советы легко, но легко ли им следовать? Безусловно нет. Как сказал маршал Фош о военном искусстве, «сущность его довольно проста, но, к сожалению, его сложно претворить в жизнь».

Требуется практика, чтобы вести себя перед аудиторией естественно. Актерам это хорошо известно. Когда вы были маленьким ребенком четырех лет от роду, вам, вероятно, доводилось, стоя на стуле, что-то рассказывать слушателям, и это получалось вполне естественно. Но что будет в двадцать четыре или сорок четыре года, когда вы подниметесь на трибуну и начнете говорить? Удастся ли вам сохранить ту бессознательную естественность, которая была у вас в четыре года? Возможно, но, скорее всего, вы ощутите скованность и постараетесь втянуть голову в панцирь, как черепаха.

Обучение людей искусству говорить заключается не в том, чтобы придать им какие-то дополнительные качества. Мастерство состоит главным образом в устранении скованности, чтобы человек чувствовал себя свободно и выражался естественно.

Сотни раз мне приходилось останавливать говорящего в середине выступления и убеждать его говорить по-человечески. Сотни раз я приходил домой по вечерам в полном изнеможении от попыток заставить слушателей курсов говорить естественно. Поверьте, это не так просто, как кажется.

Единственный в мире способ приобрести эту естественность состоит в практике. Если вы, практикуясь, заметили, что говорите скованно, остановитесь и мысленно скажите себе: «Да что же происходит? А ну-ка проснись. Стань человеком». А потом выберите из аудитории какого-нибудь сидящего в заднем ряду человека с самой заурядной внешностью и говорите, обращаясь к нему. Забудьте, что в зале присутствует еще кто-то кроме вас двоих. Просто беседуйте с ним. Представьте, что отвечаете на его вопросы. Если бы он встал и заговорил с вами и вам пришлось отвечать ему, то это немедленно и неизбежно заставило бы вас говорить более естественно и просто. Поэтому вообразите себе, что именно так и происходит.

Вы и в самом деле можете задавать себе вопросы и отвечать на них. Например, посреди выступления скажите: «Вы хотите знать, как я докажу это? У меня есть убедительные доказательства. Вот они…» И начинайте отвечать на собственный вопрос. Такого рода приемы нарушают монотонность изложения, делают выступление более естественным, понятным и живым.

Искренность, энтузиазм и убежденность тоже помогут вам. Когда человек находится под влиянием чувств, проявляется его истинная сущность. Преграды исчезают. Накал страстей сжигает все барьеры. Человек начинает действовать непринужденно и естественно.

Таким образом, мы приходим к выводу, который уже не раз звучал на этих страницах: вложите в речь всю свою душу.

Когда Кристофер Рив, игравший в кино роль Супермена, в результате аварии оказался парализованным, то стал выступать в защиту интересов своих собратьев по несчастью. В ходе слушаний в конгрессе по вопросу финансирования научных исследований для борьбы с этим недугом Рив появился перед сенатской комиссией по финансам в инвалидной коляске. Его когда-то звучный голос был еле слышен. Порой вообще трудно было понять, что он говорит. Но в его словах была сила, потому что они шли от самого сердца. Он вложил в них свою душу.

Вложить душу – в этом весь секрет. Я знаю, что подобные советы не пользуются популярностью. Многим они кажутся абстрактными, неопределенными. Обычно слушатели моих курсов требуют ясных и четких правил вроде инструкции по пользованию компьютером.

Я бы охотно дал такие советы. Так было бы проще и им, и мне. Некоторые ораторы и преподаватели с удовольствием делятся своими «секретами», но у них есть один маленький недостаток: они не действуют. Более того, эти правила лишают речь всякой естественности и непринужденности, делают ее безжизненной и сухой. Я хорошо это знаю, потому что в молодости потратил немало сил, пытаясь им следовать. Вы не увидите их на этих страницах. В этом нет никакого смысла.

Пользуетесь ли вы этими приемами, выступая публично?

Сейчас мы рассмотрим некоторые приемы, придающие выступлению естественность и живость. Я сомневался, стоит ли это делать, потому что наверняка найдется кто-нибудь, кто скажет: «Ах вот в чем дело! Все понятно, надо только заставить себя сделать так, и все будет в порядке». Нет, не будет. Если вы заставите себя, то ваша речь будет сухой и механической.

Большую часть этих приемов вы применяли вчера в своих обычных разговорах столь же бессознательно, как переваривали обед. Именно так и надо делать. Это единственный способ. И успех, как уже было сказано, придет к вам только с практикой.

Во-первых, акцентируйте важные слова

В разговоре мы делаем ударение на один слог в слове, а остальные произносим бегло, например Массачусетс, несчастье, привлекательность, окружение. То же самое происходит и с фразами. Интонационно мы выделяем одно или два самых важных слова, а все остальные практически проглатываем. Я описываю не какое-то странное или необычное явление. Прислушайтесь. Вы сможете услышать это на каждом шагу. Вы сами делали это вчера сто, а может быть, тысячу раз. И, без сомнения, сделаете это еще сотню раз завтра.

Хотите проверить? Прочтите следующую цитату Наполеона, выделяя голосом слова, написанные заглавными буквами, и бегло пройдитесь по остальным. Что получится? «Я преуспевал ВО ВСЕМ, за что брался, потому что я этого ХОТЕЛ. Я НИКОГДА НЕ КОЛЕБАЛСЯ, и это давало мне ПРЕИМУЩЕСТВО над остальными людьми».

Эти строки можно прочесть и иначе. Возможно, что другой оратор сделает это по-своему. Здесь не существует железных правил.

Прочтите вслух следующие строки, добиваясь выразительности, стараясь добиться ясности и убедительности мысли. Вы заметили, как акцентируете значимые слова и бегло скользите по остальным?

«Если считаешь себя побежденным, то так и будет. Если думаешь, что не осмелишься, – не берись.

Если хочешь победить, но не веришь в успех, то почти наверняка проиграешь. В житейских баталиях не всегда побеждает самый сильный или быстрый. Рано или поздно победу всегда одерживает тот, кто верит в нее».

А теперь прочтите перефразированную цитату из Теодора Рузвельта: «Пожалуй, не существует более важной черты характера, чем непреклонная решимость. Ребенок, который хочет стать великим человеком или каким-то иным образом оставить свой след в этой жизни, должен решиться не только преодолеть тысячу препятствий, но и победить, невзирая на тысячу неудач и поражений».

Прочтите вслух стихотворение Уильяма Хенли «Непобежденный» («Invictus»):

В глухой ночи без берегов,
Когда последний свет потух,
Благодарю любых богов
За мой непобедимый дух.

Судьбою заключен в тиски,
Я не кончал, не сдался в плен:
Лишенья были велики,
И я в крови – но не согбен.

Да, за юдолью слез и бед
Лишь ужас кроется в тенях,
И все ж угрозы этих лет
Вовеки не внушат мне страх.

Пусть страшны тяготы борьбы,
Пусть муки ждут меня в тиши –
Я властелин моей судьбы,
Я капитан моей души.

Во-вторых, меняйте интонацию

Тон вашего голоса во время разговора то повышается, то понижается. Он постоянно колеблется. Почему? Никто не знает, да это никого и не волнует, потому что происходит совершенно естественно. Нам никогда не приходилось этому учиться, это приходит к нам в детстве, неосознанно, само собой. Но стоит только выйти на публику, и голос становится скучным, плоским и однообразным.

Если вы заметите, что ваша речь становится монотонной, остановитесь на секунду и скажите себе: «Я говорю как истукан. А я должен беседовать с людьми, говорить с ними по-человечески, быть естественным».

Поможет вам это? Возможно. К тому же полезна будет пауза сама по себе. Вы должны на практике научиться находить путь к спасению.

Внезапно понизив или повысив голос, вы сможете добиться того, что сказанные вами фраза или слово будут возвышаться на общем фоне, как зеленое дерево на газоне. Этим методом пользуются все великие ораторы, чтобы «растормошить» аудиторию.

В приведенных ниже цитатах попытайтесь произнести слова, выделенные курсивом, значительно понижая голос. Что у вас получится?

«Я обладаю всего одним достоинством – никогда не впадаю в отчаяние» (Маршал Фош).

«Великая цель образования – не знания, а действия» (Герберт Спенсер).

«Главное, чего мы должны бояться, – это сам страх» (Франклин Рузвельт).

«Не спрашивай, что Америка может сделать для тебя. Спроси, что ты можешь сделать для Америки» (Джон Кеннеди).

В-третьих, меняйте темп речи

Когда мы ведем обычную беседу, темп нашей речи постоянно меняется. Это естественно, хорошо воспринимается на слух и придает речи выразительность. В сущности, это один из лучших способов выделить какую-то мысль.

Уолтер Стивене в биографии Линкольна рассказывает, что это был один из излюбленных методов Линкольна: «Он произносил несколько слов очень быстро, а когда подходил к тому месту фразы, которое хотел выделить, то замедлял темп и сильно акцентировал каждое слово, а затем с быстротой молнии заканчивал фразу. На одно-два слова, которые он хотел выделить, он тратил столько же времени, сколько на полдюжины последующих, менее важных».

Такой метод неизменно привлекает внимание. В качестве иллюстрации приведу пример. В своих выступлениях я часто цитировал высказывания кардинала Гиббонса, архиепископа Балтимора и Мэриленда начала XX века. Чтобы донести до слушателей идею мужества, я замедлял темп речи на словах, отмеченных курсивом, и произносил их так, словно сам заворожен ими. Да так оно и было. Прочтите, пожалуйста, этот отрывок вслух, пользуясь тем же методом, и посмотрите, что у вас получится.

Незадолго до своей смерти кардинал Гиббоне сказал: «Я прожил восемьдесят шесть лет. Я видел, как сотни людей карабкались к успеху. Из всех составляющих успеха самой важной я считаю веру. Ни один человек не совершит ничего великого, если у него нет мужества».

Попробуйте сказать слова «тридцать миллионов долларов» быстро и небрежно, как будто речь идет о мизерной сумме. А теперь произнесите «тридцать тысяч долларов» медленно, с чувством, как будто вы потрясены величиной этой суммы. Итак, не кажется ли вам, что тридцать тысяч больше тридцати миллионов?

В-четвертых, делайте паузы до и после важных мыслей

Линкольн часто делал паузы в речи. Когда он подходил к важной мысли и хотел, чтобы она глубоко проникла в сознание слушателей, он наклонялся вперед, смотрел им прямо в глаза и некоторое время молчал. Эта внезапная тишина производила такой же эффект, как и резкий звук: она привлекала внимание. Все внимательно и напряженно ждали, что будет дальше. Так, например, когда его знаменитые дебаты с Дугласом уже подходили к концу и все признаки указывали на то, что его ждет поражение, он временами впадал в уныние и его охватывала старая привычная меланхолия, придавая его словам трогательный пафос. В одной из своих заключительных речей он вдруг «остановился и некоторое время стоял неподвижно, глядя на множество то равнодушных, то сочувствующих лиц своими глубоко сидящими усталыми глазами, в которых, казалось, скопились все непролитые слезы. Сложив руки, словно устав от борьбы, он сказал своим обычным ровным голосом: «Друзья мои, неважно, абсолютно неважно, кто будет избран в сенат – судья Дуглас или я. Тот великий вопрос, который мы поставили сегодня перед вами, значительно выше личных интересов и политической судьбы любого человека. И, друзья мои, – тут он снова сделал паузу, и слушатели ловили каждое его слово – этот вопрос будет жить и жечь сердца людей еще долгое время после того, как наши слабые голоса стихнут в могиле»».

«Эти простые слова, – вспоминает один из его биографов, – и то, как они были сказаны, глубоко затронули сердца всех слушателей».

Линкольн делал паузы и после тех фраз, которые хотел особо выделить. Своим молчанием он придавал им дополнительную силу, а их значение тем временем проникало в сознание слушателей и выполняло свою функцию. «Ты говоришь своим молчаньем», – писал Редьярд Киплинг. Молчание – золото, особенно когда оно оправданно используется в публичной речи. Это мощное средство, которое нельзя игнорировать, однако начинающие ораторы редко его используют.

Выразительно прочитайте вслух следующие цитаты, обращая внимание на смысл. Отметьте, в каких местах вы непроизвольно сделаете паузу.

«Великая американская пустыня расположена не в Айдахо, Нью-Мексико или Аризоне. Она расположена под шляпой среднего человека. Великая американская пустыня – это не природное, а умственное явление» (Дж. С. Нокс).

«Не существует универсального средства от человеческих бед. Ближе всех к нему стоит известность» (Профессор Фоксуэлл).

«Есть два существа, с которыми мне приходится жить в ладу, – Господь Бог и Гарфилд. С Гарфилдом я должен жить здесь, а с Богом – на том свете» (Джеймс Гарфилд).

«Счастьем можно назвать состояние, когда ты делаешь то, что любишь, и любишь то, что делаешь» (Иоганн Вольфганг Гёте).

«Никогда не поворачивайтесь спиной к грозящей опасности и не убегайте от нее. Если вы так поступите, то только удвоите опасность. Встретив же ее без страха, вы уменьшите опасность наполовину. Никогда не избегайте испытаний. Никогда!» (Уинстон Черчилль).

Оратор может следовать всем перечисленным выше советам и все же допускать сотни ошибок. Он может разговаривать с аудиторией точно так же, как в частной беседе, но при этом говорить неприятным голосом, делать грамматические ошибки, быть неловким, вести себя оскорбительно и совершать множество недопустимых поступков. Следовательно, в первую очередь в совершенствовании нуждается естественная манера речи. Корректируйте присущие вам манеры в частных беседах и только потом совершенствуйте свои навыки публичных выступлений.

Резюме

1. В каждом выступлении есть нечто помимо слов. «Важно не столько то, что вы говорите, сколько то, как вы это говорите».

2. Многие ораторы игнорируют своих слушателей, глядя либо поверх их голов, либо в пол. Создается впечатление, будто они говорят сами с собой. Здесь нет и тени общения, взаимосвязи между аудиторией и оратором. Такое поведение убивает и частную беседу, и публичное выступление.

3. Хорошее выступление предполагает естественность и непосредственность. Общайтесь с участниками собрания жильцов в такой же манере, как говорили бы с супругами Смит. Ведь это собрание и есть не что иное, как такие же Джоны и Джейн Смит. Но помните: чтобы казаться естественным, выступая перед большой аудиторией, нужно затратить больше усилий, чем разговаривая с одним.

4. Каждый человек способен выступить с речью. Выступая публично, будьте столь же естественны, как и в обычной беседе. Чтобы развить в себе эту способность, надо практиковаться. Не пытайтесь подражать другим. Выступайте в индивидуальной, только вам свойственной манере.

5. Говорите со слушателями так, будто они сейчас встанут и вступят с вами в беседу. Если они захотят задать вам вопросы, то ваше выступление наверняка сразу же значительно улучшится. Поэтому представьте себе, что они задали вам вопрос, и повторите его вслух: «Вы хотите знать, откуда я это знаю? Я вам скажу…» Такие вещи придают речи естественность, лишают ее формализма и оживляют выступление, делая его более человечным.

6. Вкладывайте в выступление всю свою душу. Подлинная эмоциональная искренность поможет вам больше, чем всевозможные формальные правила и протоколы.

7. Существует четыре приема, которые мы все бессознательно применяем в серьезной частной беседе. Но используете ли вы их, выступая публично? Большинство этого не делает.

а) Выделяете ли вы важные слова в предложении и подчиняете ли им менее важные? Произносите ли вы все слова, включая междометия и предлоги, примерно одинаково или делаете во фразе ударение (например, Массачусетс)?

б) Меняется ли ваша интонация во время выступления?

в) Меняете ли вы темп речи, быстро пробегая малозначительные слова и уделяя больше времени тем, которые хотите выделить?

г) Делаете ли вы паузу перед высказыванием важных мыслей и после них?

Упражнения для голоса. Яркость и красота

По какой-то необъяснимой причине тренировка фальцета придает нашему обычному голосу особую яркость. Я думаю, вы сможете освоить этот прием, выполняя следующие указания. Независимо от того, мужчина вы или женщина, постарайтесь говорить максимально высоким голосом, на какой только способны. Звучание вашего голоса при этом довольно необычное. К тому же это упражнение быстро утомляет. Прекращайте его, как только почувствуете, что устали. Итак, попробуйте прочесть эти стихи фальцетом:

Ах, как же этот май чудесен!
Лес полон дивных птичьих песен,
Стада идут на водопой.
Цветет весь мир для нас с тобой.

Выдающийся поэт Лонгфелло как-то раз посоветовал актрисе шекспировского театра Мэри Андерсон каждый день читать радостные лирические стихи, чтобы сделать голос еще более красивым. Светлые нотки счастья в голосе всегда радуют слушателей. Если вы будете с чувством читать вслух стихи, полные надежды и добра, то вскоре сами заметите, что вам становится легче управлять своим голосом и эмоциями. Нет сомнения в правильности психологической подоплеки этого метода. Один из ведущих принципов, которыми руководствуются лучшие оперные певцы, состоит в том, что петь надо радостно. Каждый раз, когда вы произносите речь, слушатели должны чувствовать, что выступление доставляет вам радость.

Найдите такие стихи. Постарайтесь понять те чувства, которые испытывал автор, когда писал их, и сами ощутите это состояние. Придайте голосу звонкость и певучесть. Выучите эти стихи наизусть и почаще читайте их вслух.