Стихи о любви (Омар Хайям)

Гиясаддин Абу-ль-Фатх Ома́р ибн Ибрахим аль-Хайя́м Нишапури (перс. غیاث ‌الدین ابوالفتح عمر بن ابراهیم خیام نیشابورﻯ‎) - всемирно известный классик персидско-таджикской поэзии, философ, учёный, астроном, математик. Годы жизни: 1048-1123. Творчество Омара Хайяма – поразительное явление в истории культуры всего человечества. Его открытия в области физики, математики, астрономии переведены на многие языки мира и имеют историческое значение. Стихи Омара Хайяма пленяют своей лаконичностью, образностью, ёмкостью и точностью выражения мыслей.

Омар Хайям знаменит во всём мире своими четверостишиями «рубаи». В алгебре он построил классификацию кубических уравнений и дал их решения с помощью конических сечений. В Иране Омар Хайям известен также созданием более точного по сравнению с европейским календаря, который официально использовался с XI века.

На этой странице вашему вниманию предлагаются короткие стихи «рубаи» о любви.

здесь ваш код № 1

* * *

А вот кувшин: как я, любовь он знал когда-то,

В оковах локонов, как раб, стенал когда-то.

Вот ручка у него на горле замерла:

Свою любимую он обнимал когда-то!..

* * *

Адам росой Любви замешен был в пыли;

Ростки страстей и смут опору обрели.

И вот иглой Любви вскололи Вену Духа,

И каплю выжали, и Сердцем нарекли.

* * *

В душе бесчувственной любовь не воспитать;

И сладострастнику ее не испытать.

Так не подсматривай сердечные влеченья.

Себя ограбил ты — как человеком стать?!

* * *

В ловушку памяти ты заманила сердце,

Тоску-нахлебницу в мое вселила сердце…

Я в рабстве у тебя, и некуда сбегать:

Нетленным словом «Жизнь» ты заклеймила сердце.

* * *

В любви, и только в ней, вся наша красота.

Лишившийся любви — последний сирота.

А кто вином любви омыть не хочет сердце,

Тот отличается не многим от скота.

* * *

В обителях пойдут смятенье и разброд,

И будет в медресе хлопот невпроворот:

По мненью муфтия, теперь любовь-смутьянка

Задаст наставникам забот на целый год.

* * *

В этом мире любовь — украшенье людей,

Быть лишенным любви — это быть без друзей.

Тот, чье сердце к напитку любви не прильнуло,

Тот — осел, хоть не носит ослиных ушей!

* * *

Вон — Ты, всех государств всесильный господин,

А вон — в пути к Тебе влюбленный раб один.

Я Слово Истины молитвой повторяю:

«Погибнет мир земной, но вечен Властелин!»

* * *

Воспитывать любовь разлуке поручи,

Сердечную болезнь надеждами лечи,

Уста возлюбленной вживи бутоном в сердце,

Цветок раскроется — улыбке научи.

* * *

Все влюблены в тебя, сколь есть мужчин вокруг.

Порханье мотыльков — пылающий наш круг.

Скажи, не хватит ли капризов и придирок?

Коль пред тобой — любовь, что за капризы вдруг

* * *

Войдя в Страну Любви, с пути свернуть нельзя,

По воле собственной прервать свой путь нельзя;

Пока не завершил обход ее по кругу,

Воображать себя постигшим суть нельзя.

* * *

Где музыка — воспеть рассветное питье?

Восторгом, сердце, встреть рассветное питье.

Три счастья на земле: любовь, нетрезвый разум,

Но главное, заметь, рассветное питье.

* * *

Глаза так бережно вели слепое сердце,

Чтоб где-то встретиться смогло с любовью сердце

Не любопытствуйте, что на сердце теперь:

Глаза заставите омыться кровью сердца.

* * *

Господь! Саму Любовь Ты сотворил, гляди,

Душистый плен кудрей!.. Но как же, посуди,

Ты запрещаешь мне красою любоваться?

Запрет совсем как тот: «Склонись! Не упади!»

* * *

Есть редкостный рубин, но в руднике ином,

Есть перл единственный, но в тайнике ином.

Обманчивы о них досужие догадки,

Легенды о Любви — на языке ином.

* * *

Жемчужины любви растут в морях иных.

Влюбленные приют найдут в мирах иных.

У Птицы, что клюет зерно любви печальной,

Гнездо — вне двух миров, оно — в горах иных.

* * *

Здоровье, молодость, любовь, и вешний сад,

И плеск ручья, и блеск вина, и нежный взгляд!..

Ах, кубок утренних хмельных благоуханий,

Рулады соловья и струн веселый лад!

* * *

За то, что к счастью я бежал, не чуя ног,

Мне руки повязал жестокосердый рок.

Увы! В число потерь бесплодный век отпишут,

Который без вина и без любви протек.

* * *

И старцу в сеть любви попасться привелось!..

А то с чего б вино рекою полилось?

Я так зарок хранил!.. Любимая разбила.

Так долго платье шил!.. В неделю порвалось.

* * *

Из множества наук всего нужней: «Любовь».

В поэме юности всего нежней: «Любовь».

Когда у мудреца пойдешь учиться жизни,

Забудь о слове «Жизнь», всего точней «Любовь».

* * *

Из сердца и любовь, и гнев изгнавший — где?

Единство богохульств и вер познавший — где?

Начала и концы своей судьбы презревший

И убедить себя ни в чем не давший — где?

* * *

Иль сердцу моему так сладостны печали?

Иль мало от любви его остерегали?

Как в локонах твоих запуталось оно!..

Не за безумство ли беднягу повязали?

* * *

К другой я и на миг не упорхну никак,

Хотел бы, да любовь не обману никак.

В сиянии твоем слезами ослепленный,

Я на лицо другой и не взгляну никак.

* * *

К Любви сквозь прах идут и чистоту теряют,

Величие свое ногами попирают.

Им день сегодняшний — как ночь… Они всегда

В тоске по завтрашнему солнцу умирают.

* * *

Как больно за сердца, в которых нет огня,

Где страсти не кипят, безумствами пьяня!..

При случае поймешь: нет ничего бесплодней

Отсутствием Любви загубленного дня.

* * *

Как вкрадчиво любовь опутала меня:

«Впустил, так поздно гнать!» — внушая и дразня

Теперь такая скорбь испепеляет сердце,

Как будто стал огонь — горючим для огня.

* * *

Как долог путь Любви!.. Не вздумай подхлестнуть

Уставшего коня, не то прервется путь.

Не упрекай того, кому любовь — мученье,

А лучше помоги немного отдохнуть.

* * *

Как, испытав любовь, ты расцвела со мной!

Как яростно и зло потом рвала со мной!

Надеюсь на судьбу: удачно повернется,

Ты станешь вновь такой, какой была со мной.

* * *

Как миской нас накрыв, небесный кров лежит.

Под ним, растерянный, его улов дрожит.

У неба к нам любовь, как у кувшина к чаше:

Склоняется он к ней, меж ними кровь бежит.

* * *

Как сердце, изведясь, сожгло здоровье мне!

О, как невмоготу с его любовью — мне!

В заветный час вином влюбленных одаряют,

Но чашу наполнять привыкли кровью мне.

* * *

Капризами Любви для нас терзаться — радость,

Пылинками пред Ней навек остаться — радость.

Ее горячий нрав не повод для обид,

С пыланием Любви соприкасаться — радость.

* * *

Когда-то дивный Лик был в небе виден нам…

Но не понравилось ревнивым небесам,

Что был прекраснее рассветов и закатов

Твой Лик блистательный, открытый всем глазам.

* * *

Кого любовь теперь добычей изберет?

Кому она теперь с три короба наврет?

Я отбезумствовал, с меня уже довольно.

Любовь охотится… Сегодня — чей черед?

* * *

Коль вновь, моя любовь, тебя я обниму,

Коль чашу не вина — живой воды возьму,

Зухра звенит струной, Иса ведет беседу,

Но сердце все грустит, чем угодить ему?

* * *

Коль не сама Любовь, то, право, кто же ты?

Смотрю, дышу, живу, и в этом тоже — ты.

Твоей души, кумир, нет ничего дороже;

А вспомню: краток век! — стократ дороже ты!

* * *

Коль чаша гончару хоть малость удалась,

И спьяну б на нее рука не поднялась.

Как можно красоту прелестных рук и глаз

Любовно так лепить — и разбивать, озлясь?

* * *

Кому там от Любви покой необходим?

Считай — покойникам, уж точно не живым.

Того, кто про Любовь и не слыхал ни разу,

Считай покойником, уж точно не живым.

* * *

Лишь сердце в горести, упав под ношей злой,

И о любви вздохнет, и вспомнит хмель былой.

Но нет вина? Постой, я принесу такого,

Что черпай пригоршней его как пиалой!

* * *

Лишь тот, кто сердцем черств и дружбой не богат,

Молиться вынужден на наш иль чуждый лад.

Кто в Летопись Любви заслуженно записан,

Тому не нужен рай, тому не страшен ад.

* * *

Любовью горестной пускай пылает сердце,

Коня строптивого пускай седлает сердце.

Где, как не в Сердце, быть отечеству Любви?

Чего, как не Любви, всегда желает сердце?

* * *

Любовь моя светла, как чистая вода.

Счастливому в любви лишенья не беда.

Любовь других блеснет — и гаснет без следа.

Но ты, моя любовь, не сгинешь никогда.

* * *

Любовь — несчастье, но… Здесь рок явил участье.

Грешно винить меня, коль рок наслал ненастье.

Рабы добра и зла, мы все под Божьей властью.

Неужто в Судный день вдруг поплачусь за страсть я.

* * *

Мы в кабаке Любви до нитки разоримся,

Мы, в пламени Любви сгорая, возгоримся,

Мы омовение свершим вином Любви

И к лику идола с молитвой обратимся.

* * *

На скатерти Судьбы где сахар, там и соль:

Любовь без слез-разлук сладка уже не столь.

Хоть, правда, никогда день не бывает в радость,

Зато наверняка любая полночь — боль.

* * *

Не важно мудрецам — светло или темно,

В аду заночевать, в раю ли, все равно,

Как и любовникам: атлас на них, палас ли,

Под жаркой головой подушка ли, бревно…

* * *

Не может Разум наш на все найти ответ,

А Сердце всякий раз удачный дать совет.

В толпе подскажут путь куда тебе угодно…

Но не в Страну Любви. Проводников там нет.

* * *

Не нас ли Истина любовью облекла,

Покорность и грехи презреть нам помогла!

Твои щедроты нас где ни застанут, станут

Безделье деланьем, безделицей дела.

* * *

Не очень-то вздыхай. Жить горько и темно,

Но будет время нам по вздохам сочтено.

Очнешься — очередь прошла твоя давно,

И не было любви, и выдохлось вино.

* * *

Не соблазнят меня ни малою ценой,

Ни царскою казной, ни властью неземной

Предать любовь к Тебе — блаженный плач ночной,

Продать сокровище — алмаз бесценный мой.

* * *

Невежда! За любовь меня стращать нельзя,

А спорами о ней тебя смущать нельзя.

Нам дан шербет любви как лакомство мужское,

Скопцов и немощных им угощать нельзя.

* * *

Нет, чувственная страсть с любовью не дружна,

Их видимая связь — лишь видимость одна.

Коль птицу радости начнешь кормить распутством,

Не сможет и забор перелететь она.

* * *

«Нетленная любовь!..» — вне сердца? Где ж она?

«Горящий дух!..» — где плоть, что им обожжена?

«Раб Божий!..» — нет, мой друг, мы все рабы рассудка.

Красивым словесам на деле грош цена.

* * *

Неужто мы сердца познать любовь не пустим,

Изведать хмель вина и соловьев — не пустим?

Как роза лепестки, одежды мы распустим,

Покуда по ветру наш цвет садов не пустим.

* * *

Ни с кем душе моей сдружиться не пришлось;

И сердцу снадобий целебных не нашлось…

Дойдя до пропасти, остался я невеждой;

Сказанье о любви на взлете прервалось.

* * *

О, как возвеселить умеешь праздник ты!

И сердцем, и лицом согреешь праздник ты,

Во славу праздности и в честь любви и счастья

Впусти на свой порог скорее ж праздник ты!

* * *

О, сердце! Коль тебе так больно от свиданий,

Похоже, не Любовь исток твоих страданий.

Отправься к дервишам, и, может быть, у них

Научишься любить светло и без терзаний.

* * *

О, сердце! Не спеши стенать, что одиноко

И что твоя Зухра скрывается далеко.

Сперва в разлуке скорбь ночную одолей:

Что скажешь ты Любви, не выучив урока?

* * *

О, сердце! Путь Любви себе избрать рискни,

Коль будет выигрыш, ты им опять рискни.

По-женски плутовать в стране Любви не вздумай.

Предстань мужчиною, жизнь проиграть рискни.

* * *

Он Землю поместил под Солнцем и Луной,

А на Земле — сердца, а в них — любовный зной

А драгоценных уст рубиновую россыпь —

В ларце, упрятанном во глубине земной.

* * *

Под сенью локонов счастливец погружен

На солнечном лугу в блаженный полусон.

И что ему сейчас коварство небосвода,

Когда любовью пьян и хмелем упоен.

* * *

Подай вина! От мук один бальзам — оно.

Надежду на любовь дает сердцам оно.

Милей, чем небосвод — кошмарный череп мира,

Единственным глотком дороже нам — оно!

* * *

Поддельная любовь не стоит добрых слов,

Не могут обогреть гнилушки вместо дров.

Влюбленный день и ночь, за годом год пылает,

И что ему покой, и сон, и хлеб, и кров!..

* * *

Пристрастием к вину и к озорству живу,

Молясь любви, гульбе и мотовству, живу.

Что за вопрос для всех — мое существованье?

Я знаю и без них, коль я живу — живу!

* * *

Пришла любовь — ушла, как будто кровь из жил

Вконец опустошен — я полон той, кем жил.

Любимой раздарил всего себя до крохи,

Весь, кроме имени, стал той, кого любил.

* * *

Пытаться совместить Любовь и тишь да гладь —

Как веру правую и ложную равнять.

Преступна даже мысль лечить лекарством душу

И снадобьями скорбь из сердца изгонять!

* * *

Свои зароки кто не забывал из нас,

Кто славу добрую не убивал из нас?

И мой запойный бред, прошу, не осуждайте:

Пьян от вина любви кто не бывал из нас?

* * *

Сдружившийся с вином, всегда мужчиной будь,

Для собственных страстей всегда плотиной будь.

С учебником Любви весь век не расставайся,

Перед возлюбленной — с главой повинной будь.

* * *

Сердечным прихотям влюбленно угождай,

По крохе дней своих сбирая урожай.

Со всех сокровищниц, куда стремится сердце,

Сбери свой урожай и сызнова раздай.

* * *

Сказал я Сердцу: «Рай на всех устах подряд…»

«На всех ли? Мудрецы о нем не говорят». —

«Но он, наверно, есть, коль все туда стремятся?»

«Потешиться мечтой любой на свете рад».

* * *

Со дня, как возвели для нас лазурный кров

И завершили свод созвездьем Близнецов,

И Изначальный День свечой лучистой вспыхнул,

Снопом лучей с Тобой связала нас Любовь.

* * *

Создатель предписал, и я явился в срок;

Про Веру и Любовь был первый мой урок…

Я сердце истерзал, Он ключ из сердца сделал,

С сокровищницы тайн позволил снять замок.

* * *

Спросили в медресе: что есть любовь?

И вот rоторый день подряд великий спор идет.

А муфтий про любовь ни слова не промолвит,

Язык распутника немеет наперед.

* * *

Судьбу-насильницу в ночной покой не пустишь,

И память скорбную сгубить тоской не пустишь,

И по ветру любовь своей рукой не пустишь,

Тогда и на ветер свой век земной не пустишь.

* * *

Те, кто духовный мир как тайну берегут,

На вид бездельники. Но уж таков их труд.

Без горестей Любви жилось бы горько тут —

Дорогами Любви всю жизнь они идут.

* * *

Твои любовь и гнев сумел создать Творец,

Былые рай и ад приняв за образец.

Пирую у тебя — в раю, и виноват ли,

Что путь в небесный рай забыл уже вконец!

* * *

То Солнце, что всегда над небом есть, —

Любовь. Та Птица, что несет благую весть,—

Любовь. Любовь ли — соловьем, стеная, разливаться?

Вот не стонать, когда смертей не счесть, — Любовь.

* * *

Ты можешь целый мир садами расцветить,

Но мало этого, чтоб сердцу угодить.

Важней свободного сковать цепями ласки,

Чем даже тысячу рабов освободить.

* * *

Уж вот и пик Любви, и близко торжество,

И вдруг — неверный шаг рассудка твоего.

Ты хочешь, головы при этом не теряя,

Достичь Любви? Поверь, не выйдет ничего.

* * *

Честь береги, ходжа, так и в чести помри,

К привалу устремлен, еще в пути помри.

Но если ты Любовь не сделал метой жизни,

Чем жизнь унылого скопца вести — помри!

* * *

Что истину вдали искать, любовь моя?

Могу я в двух словах сказать, любовь моя.

Стремящийся к тебе, но вдруг я слягу в землю,

Поможет из земли восстать любовь моя.

* * *

Шагни в любовь! Твой шаг содвинет пласт земной,

Слеза вселенную ополоснет волной.

Достигнув цели, сядь и вздохом облегченья

Смешай, как легкий пух, сей мир и мир иной.

* * *

Шумит в обителях и в медресе народ:

Повелено изгнать виновницу невзгод.

Обшарив шариат, речь сочиняет муфтий…

Но в суд введут Любовь, и он разинет рот.

* * *

Я за любовь к тебе любой позор приму,

А если пошатнусь, и твой укор приму.

До Страшного суда терзай меня, согласен,

Наградой за любовь свой приговор приму.